THE MIND'S EYE MUSIC CINEMA ANIMATION RADIO GAMES SMILES PHOTO
Alien Resurrection TWENTIETH CENTURY FOX PRESENTS A BRANDYWINE PRODUCTION

CAST  SIGOURNEY WEAVER, WINONA RYDER, RON PERLMAN,J.E. FREEMAN,
           BRAD DOURIF, MICHAEL WINCOUT, DOMINIQUE PINON


MUSIC BY  JOHN FRIZZELL

ALIEN EFFECTS DESIGNED AND CREATED BY  ALEC GILLIS AND TOM WOODRUFF,JR.

FILM EDITOR  HERVE SCHNED,A.C.E.

PRODUCTION DESIGNER  NIGEL PHELPS

DIRECTOR OF PHOTOGRAPY  DARIUS KHONGJI,A.F.C

PRODUCED BY  GORDON CARROLL, DAVID GILER, WALTER HILL AND BILL BADALATO

BASED ON CHARACTERS CREATED BY  DAN O'BANNON AND RONALD SCHUSETT

WRITTEN BY  JOSS WHEDON

DIRECTED BY  JEAN-PIERRE JEUNET

Alien Resurrection
Alien Resurrection
Alien Resurrection
Alien Resurrection
Alien Resurrection

Появление четвертого "Чужого" на экранах - явно ненормальное явление. Ведь в финале предыдущего фильма Сигурни Уивер бросилась в кипящую лаву, чтобы убить себя и поселившегося в ней монстра. Такой конец не оставлял никакой надежды на "воскрешение". К тому же Уивер категорически заявила, что ни за что на свете не вернется в шкуру лейтенанта Рипли. Но произошло очередное голливудское чудо.

Через четыре года они все воскресли - и героическая Рипли, и омерзительные чужаки. Рипли возродили буквально из пепла методом клонирования по образцу крови и в немалой степени благодаря гонорару в 11 миллионов долларов, предложенному Сигурни Уивер (против 33 тысяч за первую картину). В партнерши Уивер заполучила модную молодую актрису - Уинону Райдер.

Сначала предполагалось, что снимать новую серию будет англичанин Денни Бойл, режиссер культового фильма "На игле" (Trainspotting). Но Бойл не привык работать в системе мейнстрима, не поладил с Уивер и от проекта отказался. Режиссер "Мухи" и "Автокатастрофы" Дэвид Кроненберг также не нашел общего языка с продюсерами, требовавшими строгого соблюдения канонов всех предшествующих "Чужих". Наконец, был приглашен француз Жан-Пьер Жене - "половинка" режиссерского дуэта Жене - Каро, создателей "Деликатесов" и "Города пропавших детей".

Выбор удивил всех. Вопервых, режиссер не говорил по-английски. Вовторых, его предыдущие фильмы, хотя и были высоко оценены критикой, не имели большого коммерческого успеха. Втретьих, его визуальный стиль казался слишком элитарным для космического блокбастера.

Тем не менее на этот раз все состоялось. Воскресший "Чужой" обрел европейский акцент и даже отдаленное сходство с "Солярисом" Тарковского, действие вернулось в клаустрофобическое пространство первой серии, колорит из холодно-светлого стал грязновато-коричневым, лица получили характерную для стиля Жене - Каро патологическую причудливость, а мотивы поведения персонажей усложнились и даже запутались. Афористичнее стали диалоги, а все происходящее окрасилось черной иронией. И - хотя первые результаты кассовых сборов в Америке оказались слегка разочаровывающими - клонирование завершилось благополучно. Ведь оригинал-то был отличный.

Когда в 1979 году Ридли Скотт представил своего "Чужого" публике, известные нью-йоркские критики отнеслись к картине без особого восторга. А один из них даже заметил, что фильм не рекомендуется смотреть после обеда, настолько он отвратителен. Он не мог предположить, что эта космическая страшилка станет объектом культового поклонения, породит массу подражаний, три грандиозных сиквела, множество компьютерных игр и войдет в список десяти лучших фантастических картин в истории кино. Все четыре серии "Чужих", сделанные соответственно в 1979,1986,1992 и 1997, объединяют только Сигурни Уивер в роли лейтенанта Рипли и межпланетные гады, которые, впрочем, от серии к серии становятся все гнуснее.

Многие предпочитают самый первый фильм. Его создатель Ридли Скотт изобрел экранного монстра и, подобно естествоиспытателю, подробно исследовал его жуткие привычки: внедряться в человеческое тело, разрывать грудь, откладывать яйца, испускать разъедающую слизь, пожирать все, что движется, и уступать только Сигурни Уивер в финальном поединке. По стилистической чистоте и непрерывному нагнетанию тревожной атмосферы первый "Чужой" существенно опережает последующие. Большую часть фильма ни зритель, ни герои не видят монстра, и его незримое присутствие оказывается куда более жутким, чем его непосредственное явление.

В первом "Чужом" можно заметить все признаки кино 70-х годов о будущем - ничего не подозревающий экипаж целых полфильма живет на космическом супер-корабле, пока случайно не заносит туда непонятное полусущество-полурастение, вцепившееся в лицо одному из членов экипажа. Постепенно тварь уничтожает всех, в живых остается только Рипли, на противостоянии которой с Чужим и выстроен фильм. Это психологическое противостояние абстрактного добра и абстрактного зла, вполне схематичный прием, свойственный фильмам 70-х с их авторской философией по отношению к неизвестному и опасному космосу.

Второго "Чужого" (сценарий назывался "Чужой 2", но потом был переименован в "Чужих") снял в 1986 году режиссер "Терминатора" Джеймс Камерон. Он решил взять количеством и темпом - монстров стало много, бешеный экшн подменил неторопливый саспенс, а спецэффекты выглядели более масштабными и изощренными. Sigourney Weaver as a clone of Ellen RipleyПосле выхода "Чужих" многие обвинили Кэмерона в том, что он снял чистый боевик и извратил смысл первой части. Но на дворе уже были 80-е годы, предъявившие совсем другие требования к жанру sci-fi. Вместо одного чужого здесь появилась целая стая смертоносных и безжалостных существ, от которых нет спасения, а финальная схватка Рипли с самкой-королевой до сих пор остается образцом жуткого и поэтому захватывающего зрелища. "Чужие" показались многим тогда тупым боевичком, но сейчас в них можно высмотреть немало смысла. Рипли стала гораздо ближе и человечнее, выяснилось, что у нее на Земле осталась дочь, но так как она была слишком долго в другом времени, дочь успела состариться и теперь старше собственной матери. А когда Рипли в конце фильма спасает девочку, она сталкивается с маткой, такой же, простите, самкой, как и она сама, и вынуждена выжечь ее потомство, чтобы спасти свое. Вторая серия очень успешно прошла в прокате и завербовала множество новых поклонников.

Спустя шесть лет вышел "Чужой 3" Дэвида Финчера. Цифра 3 в названии означала не порядковый номер, а третью степень. То есть "Чужой" в кубе. В куб возводилось все: количество чудовищ, спецэффектов, персонажей и социальных подтекстов. Все, кроме качества, которое в этой путаной картине ухудшилось ровно на столько же. Впрочем, и у финчеровского "Чужого" нашлось немало фанатов, которые сочли избыточную стилистику фильма великолепной и наиболее впечатляющей. Именно ради этого "Чужого" Сигурни Уивер пошла на жертву третьей степени - побрилась наголо. Этот фильм должен был стать последней реинкарнацией яйцекладущего космического чужака.

Хотя от Чужого - этого совершенного гада - так легко не избавиться. История длится уже много лет. Сначала"Чужой" стал настоящим революционным открытием, изменившим саму формулу жанра horror. До картины Ридли Скотта идея вторжения всегда трактовалась как угроза извне. Это могла быть угроза, исходящая от красных (Дэвид Финчер предполагал ввести в свою картину вражескую советскую космическую станцию, но таяние холодной войны обессмыслило эту идею), от взбунтовавшейся природы или от нападения инопланетян. В "Чужом" монстр поселяется внутри человека и выходит наружу, разрывая ему грудь (один из американских фантастов подал в суд, заявив, что идея заимствована из его рассказа; создатели фильма оправдывались тем, что этот способ откладывать яйца свойственен мухе-цеце). Человек ничего не помнит о контакте с Чужим и никак не предчувствует страшной смерти, которая уже зреет в нем. Этот образ оказался настолько впечатляющим, что испугал даже актеров, которые до съемок не представляли, как будет выглядеть монстр, как будет срежиссирован его первый кровавый "выход" и почему предусмотрительные осветители и операторы надели в этот день непромокаемые костюмы. Снятый в преддверии восьмидесятых годов, "Чужой" пророчески вывел на экран метафору таинственной и неуправляемой болезни, незаметно поселяющейся в человеке и превращающей его в "чужого". cloning

Джон Карпентер с размахом продолжил эту тему, когда СПИД из мрачного предчувствия превратился в реальность.Невозможно распознать, обитает ли уже внутри тебя или твоего друга "чужой" (как следует из последнего "Чужого", вирус живет даже в человеческой крови).

Дэвид Финчер заразил этим вирусом саму Рипли. Жан-Пьер Жене воскресил и Рипли, и заразу. И так как Рипли была носителем "чужих" генов, то преступные ученые изъяли чудовище непосредственно из нее, превратив мужественного борца с монстрами в их невольную праматерь.

"Чужая" болезнь не дает человеку быть человечным - если ты пожалеешь носителя, то позволишь монстру выйти наружу и рано или поздно погибнешь сам.

В 1997, когда тема СПИДа превратилась из новаторской в спекулятивную, Жене заявил, что его интересовала не метафора болезни, а метафора зла, которое гнездится в человеческих душах. Но именно в последней серии привычный выход чудовища из человеческой груди не производит уже никакого впечатления.

Эстетика первого "Чужого" оказалась не менее революционной, чем его идея. Холодные, голубовато-стальные цвета, длинные коридоры и переходы, невозможность покинуть пределы космического корабля создавали атмосферу клаустрофобии. Фильм строился как будущие компьютерные игры-бродилки Commander- с их поворотами, лазейками, жуткими противниками и выбором все более мощного оружия. Находки "Чужого" были использованы в бесконечных компьютерных версиях, Чужие буквально поселились в каждом доме и стали детской игрушкой.

Последующие серии воспринимались как новые уровни или модификации компьютерной игры. Зрители уже хорошо представляли, как выглядят монстры, с каким мечом на них идти и что ждет за поворотом. Удовольствие от последнего "Чужого" - это удовольствие от знания пароля и собственной способности в который раз легко пройти все уровни и победить врага, идентифицируя себя с бессмертной Рипли.

Ripley & Call

Тетралогию о "Чужих" часто называют феминистской. Но, хотя Ридли Скотт снял в дальнейшем вполне феминистскую картину "Тельма и Луиза", сознательно он ничего подобного непланировал. Первоначально главным героем должен был стать мужчина, но встреча с театральной актрисой Сигурни Уивер настолько впечатлила Скотта, что он решил перетасовать персонажей. Так появилась лейтенант Рипли. Женщина-воительница оказывается самым стойким борцом с Чужими, не изменяя при этом своей женской природе. В отличие от мужчин, вынашивающих безумные планы использования Чужих, она следует здравому смыслу и не желает давать Злу ни малейших шансов вырваться на свободу. Ее не слушают, но там, где мужчины капитулируют или погибают, она идет до конца и побеждает. Это явное противопоставление беспомощного мужского и конструктивного женского начал заставило воспринимать первые два фильма как феминистские. Третий фильм уже сознательно акцентировал эти мотивы: Рипли прилетает на планету - колонию для сексуальных преступников. На этой мужской планете, где лица людей покрыты мерзкой проказой, а головы обриты наголо, Рипли - не единственная особь женского пола: в финальной схватке она бьется с королевой Чужих.

В "Воскрешении Чужого" подлым и жадным мужчинам противопоставлены две женщины. И хотя одна из них мутантка, а другая - андроид, мужчины не годятся им в подметки. Узнав, что героиня Уиноны Райдер - робот, Рипли говорит: "Как я сразу не догадалась. Человек не может быть таким человечным. "(Некоторые критики углядели в отношениях этой женской пары и модные лесбийские мотивы.)

Фантастическая нервная напряженность Сигурни Уивер во всех четырех фильмах переводит триллер едва ли не в ранг экзистенциальной драмы. Слабо прописанную роль космического лейтенанта она играет так, как будто это по меньшей мере леди Макбет. Вялые диалоги второй и третьей части благодаря ей обретают энергию, проколы сценария - интеллектуальное содержание. А борьба с Чужим воспринимается как отчаянная схватка не просто с монстром, а с неким вселенским злом. Ее гонорар в 11 миллионов, как и ее невероятное воскрешение, совершенно оправданны - без Сигурни Уивер "Чужие" невозможны, она - стержень всех четырех картин. Последняя Рипли, впрочем, страшно далека от той, которая была вначале. Все другое. Ногти Рипли почернели, и ее кровь теперь разъедает металл. Королева благодаря Рипли научилась рожать, а не откладывать яйца. Тема тотальной мутации, когда все перемешано со всем, - безусловно, тема конца девяностых. Так же, как и этика политкорректности, которая учит уважать Чужого и предлагает называть его Другим. Или, например, "агрессивно нестандартным".

Первого Чужого Ридли Скотт представлял себе человеком-осьминогом. Затем он раздумывал над возможностью изготовить автоматически управляемого монстра. И, наконец, остановился на идее Чужого-насекомого, придуманного знаменитым художником Хансом Руди Гигером, в костюме которого прятался человек двухметрового роста. Для головы Чужого был использован настоящий человеческий череп.

И они - не совсем Чужие, а немножко Рипли. Детеныш-Чужой и впрямь вызывает почти нежность - не только у лейтенанта Рипли, которая чует в нем родную кровь, но и у зрителей. Он доверчиво льстится к Рипли, а, умирая, визжит человеческим голосом. Вообще-то, он и нам уже совсем не Чужой. Слово "чужой" в названии последнего фильма в большей степени адресовано лейтенанту Рипли. В финале, перед тем как ступить на землю, она произносит: "Я сама здесь чужая". Или Чужая?

/Вечерняя Москва # 6 '98; ПТЮЧ #2 '98/


При любом использовании материалов этого сайта ссылка (для сайтов - гиперссылка) на THE MIND'S EYE® обязательна. Все права защищены.
All contents copyright © 2000-2018 THE MIND'S EYE® project by KARX. All rights reserved.

Made on Mac mini Server